Италия Александра Блока

italyanskiestihiИталия началась для Блока с поэзии. И поэзия была — Данте. Это имя, конечно, хорошо знали в семье, где воспитывался Блок, — в доме его деда А.Н. Бекетова, крупного ученого, гуманиста, ректора Петербургского университета.

Приобщение к поэзии Данте
Стихи из «Новой Жизни» («Vita Nuova») Данте переводил московский друг юности Блока, тоже поэт, Сергей Соловьев и свои переводы посылал ему в Петербург. В письмах Блока Соловьеву есть такие строки: «Твои переводы… поражают меня и вызывают благодарность, в том числе и «Vita nuova». Приобщение к поэзии Данте не прошло бесследно. Ее влияние на молодого Блока отмечалось в первых же рецензиях на «Стихи о Прекрасной Даме». Вот что писал тоже молодой тогда критик Корней Чуковский: «Если вчитаться в его первую книгу внимательно, — видишь, что это подлинная повесть о том, как один молодой человек столь восторженно влюбился в соседку (дочь Д.И. Менделеева — Любу, с соседней Шахматовской дачи — В.П.), что создал из нее Лучезарную деву… Это было то же самое, что сделал Данте с дочерью Портинари (Беатриче -В.П.)». Позже эту связь признал и сам Блок. Стихи, собранные в книге «Новая Жизнь», Данте сопроводил прозаическими комментариями. Блок, решив в августе 1918 г. переиздать «Стихи о Прекрасной Даме», пометил в записной книжке: «Я задумал, как некогда Данте, заполнить пробелы между строками «Стихов о Прекрасной Даме» простым объяснением событий». Наброски такого комментария сохранились в дневниках Блока.
По свидетельству современников, Блок неоднократно читал Данте в подлиннике, внимательно изучал его как поэт поэта. Принадлежавший ему экземпляр «Божественной Комедии» был испещрен различного рода пометками. Есть у Блока стихотворение, написанное под непосредственным влиянием «Ада» из дантовской «Комедии». Оно так и называется — «Песнь Ада». Но сходство не только в названии. «Песнь Ада» написана, как и «Божественная Комедия», терцинами, трехстрочными строфами с таким же, как у Данте, чередованием рифм, когда вторая строка каждой терцины рифмуется с первой строкой следующей строфы.

В «Песне Ада» есть прямые цитаты из Данте. Например, слова «утратив правый путь» так точно воспроизводят дантовское «che la diritta via era smarrita», что Михаил Лозинский, полвека спустя, полностью их повторил в своем переводе «Божественной комедии».

Путешествие по Италии
«Песня Ада» была написана Блоком поздней осенью 1909 г., а в мае-июне того года Блок совершил с женой двухмесячную поездку по Италии. Позже он вспоминал: «После Италии было лето, когда мысль и жизнь были порабощены и сжаты Италией, а потом — черная осень». Настроения той «черной осени» в России и отразились в этом стихотворении. «Песнь Ада», — писал поэт, — есть попытка изобразить «инфернальность» нашего времени».
Первым городом, который посетили в Италии Блок и его жена, была Венеция. Поселились в маленьком отеле на берегу Большого канала неподалеку от площади Святого Марка. Колонна на площади, увенчанная символом города — крылатым львом, чугунные мавры на башне с часами, мозаики XIV века в соборе Св. Марка и среди них — Саломея, несущая блюдо с отрубленной головой Иоанна Крестителя. Но эти первые венецианские впечатления Блок воплотил в поэтические строки уже по возвращении в Россию, в августе, когда «мысль и жизнь были порабощены… Италией».

Эти строки были написаны уже в Петербурге 26 августа 1909 г. Однако то, что Венеция это — его город, Блок почувствовал уже через несколько дней после того, как туда приехал. Из письма на родину матери: «Живу в Венеции уже совершенно как в своем городе, и почти все обычаи, галереи, церкви, море, каналы для меня — свои, как будто я здесь очень давно… Всякий русский художник имеет право хоть на несколько лет заткнуть себе уши от всего русского и увидеть свою другую родину — Европу, Италию особенно».
В Венеции, а затем в Равенне, Флоренции, Перудже, Сиене, Сполето, Орвието Блок целиком погрузился в природу и искусство Италии. «Очень многие мои мысли об искусстве здесь разъяснились и подтвердились, — пишет он матери, — я очень много понял в живописи и полюбил ее не меньше поэзии… Здесь хочется быть художником, а не писателем, — я бы нарисовал много, если бы умел». Но для выражения своих чувств он воспользовался, естественно, средствами своего искусства. Почти все, что вошло потом в цикл «Итальянские стихи», было написано в мае-июне по свежим впечатлениям.

Впечатления от полотен итальянских художников с изображением Мадонны отразились в стихотворениях «Благовещение» и «Успение».
При публикации итальянского цикла Блок открыл его двумя стихотворениями о Равенне. Этот выбор был сделан, очевидно, не случайно. Подводя итог путешествию по Италии и перечисляя города, в которых они с женой побывали, поэт писал: «Всех дороже мне Равенна…». Она была дорога Блоку тем, что «сохранила лучше всех городов раннее искусство, переход от Рима к Византии» и, конечно, тем, что, как и Флоренция, Равенна — город Данте, который провел здесь последние годы своей жизни.

Весь итальянский цикл Блока состоит из 25-ти поэтических размышлений.

«Итальянские стихи» сразу же получили в России высокую оценку. Их автор, которому тогда не было еще 30 лет, удостоился избрания в Совет «Общества ревнителей художественного слова», куда входили маститые поэты старшего поколения. «Итальянские стихи меня как бы вторично прославили», — писал поэт матери.
К итальянской теме Блок не раз еще обращался в своем творчестве. Посещая в Сполето Кафедральный собор, Дуомо, он не мог не восхищаться фресками Фра Филиппо Липпи. Здесь же, в храме, этот монах-художник XV в. обрел свое последнее пристанище. Над его могилой, по повелению Лоренцо Медичи Великолепного, был воздвигнут мраморный саркофаг со скульптурным портретом усопшего, а поэт Анджело Полициано, современник художника, написал на латыни стихотворную эпитафию. Блок переписал в свою записную книжку эти латинские строки, но вспомнил о них только через несколько лет. И вот в марте 1914 г. «Итальянские стихи» пополнились переводом из Полициано «Эпитафии Фра Филиппо Липпи».

Итальянские темы в прозе Блока
Но впервые Блок написал об Италии не в стихах, а в прозе. Было это еще до поездки на Апеннины. В декабре 1908 г. поэт в очерке «Стихия и культура» откликнулся на землетрясение на Юге Италии, в Калабрии и на Сицилии, где полностью превратился в руины город Мессина. К этой теме он возвращается почти год спустя, в октябре 1909 г., в статье «Горький о Мессине», посвященной только что увидевшей свет книге М. Горького об этом землетрясении.
Тогда же Блок приступает к работе над очерками об Италии — по впечатлениям от летней поездки. Работа эта затянулась. Некоторые очерки исправлялись и дополнялись в 1912, 1918 и даже в 1920 гг., но так и не были завершены. Это не путевые заметки, хотя есть в них и описание того, что автор увидел в Италии. Это размышления об искусстве, о творчестве, об истории, даже о России. Размышления, на которые его натолкнули итальянские впечатления.
При жизни Блока только два очерка были опубликованы в периодической печати. Все семь очерков вместе вошли уже в посмертное собрание сочинений под общим заглавием «Молнии искусства. Неоконченная книга «итальянских впечатлений».

Последний год
…Наступил 1921 год, год дантовского юбилея, 600-летия со дня рождения этого великого поэта. Московская ассоциация итальянистов «Studio italiano», в которую входили крупнейшие русские писатели и ученые — Павел Муратов, Борис Зайцев, Вячеслав Иванов, Александр Дживилегов и многие другие, пригласила Блока принять участие в юбилейных торжествах. И он приехал в Москву и выступил с чтением своих итальянских стихов. Присутствовавший на вечере Корней Чуковский писал: «Он читал свои стихи упоительно, как еще ни разу не читал их в Москве: медленно, певучим, густым страдающим голосом». Блока уже настигла тяжелая болезнь. Это было его последнее публичное выступление.
Летом 1921 г. Блок снова вспоминал об Италии. Об этом пишет один из его издателей Самуил Алянский, которого связывали с поэтом не только деловые, но и дружеские отношения. Однажды Алянский застал его дома за разборкой книжного шкафа. Не разобранными оставались альбомы путешествий поэта, в том числе в Италию. Блок сказал, что они, как ему кажется, могли бы заинтересовать издателя, и предложил посмотреть их вместе.
Прежде чем раскрыть первый из альбомов, пишет Алянский, Блок рассказал, как они создавались. Путешествуя по незнакомым местам, он привозил вместо сувениров открытки с видами городов, памятников архитектуры и скульптур, а когда посещал музеи и картинные галереи, то приобретал там репродукции или фотографии картин. Вернувшись домой, Блок под свежим впечатлением разбирал весь привезенный изобразительный материал и то, что его больше всего поразило, расклеивал на листах альбомов по строгому плану. Он называл свои альбомы дневниками путешествий.
Переворачивая страницы альбомов, которые, по его признанию, он давно не смотрел, Блок с увлечением вспоминал все, что ему удалось увидеть, и подробно рассказывал обо всем. «Рассказы Блока о природе Италии, об архитектуре, о музеях, хранилищах и храмах, наполненных сокровищами искусства, — все было для меня ново и необыкновенно интересно», — пишет Самуил Алянский.
Блок приводил в порядок свои архивы, чувствуя приближение смерти. Он умер 7 августа 1921 г. Италия оставалась с ним почти до самого конца.

Италика

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: