Ивановская область — «Русская Швейцария»

ivanovskayaoblast

Следующим пунктом назначения был город текстильщиков — Иваново. Накануне мы узнали, что в самом городе достопримечательностей немного и основная их часть располагается в области. Менять маршрут не хотелось, и поэтому город мы осмотрели, пока добирались до железнодорожного вокзала (то есть из окна троллейбуса). Отсюда мы решили отправится к Великой русской реке — Волге, а точнее в небольшой городок на ее берегу. Городок носит речное название Плёс. Он не входит в Золотое кольцо, но Лёшка утверждал что в этом месте можно хорошо отдохнуть, прежде чем продолжить поездку.
Микроавтобус прибыл в Плёс поздно вечером. Шофер оказался весёлым собеседником и вызвался отвезти нас сверх маршрута на окраину городка. Это было очень кстати и мы весело забрались обратно в маршрутку. Водитель высадил нас на загородном пляже, где по его словам, было тихо и спокойно. Но не прошло и пяти минут, как мы поняли, что радость была преждевременной: загружаясь обратно в микроавтобус мы оставили на улице самую необходимую вещь — палатку. Ночные поиски результата не дали, и ночевать пришлось на берегу Волги под открытым небом. Спали по двое: двое спали, двое сторожили лагерь, потом менялись.
Накануне вечером, глядя на реку, можно было разглядеть лишь накатывающиеся на берег волны и горящие огни от проходящих мимо барж, а утром Волга предстала перед нами во всей своей красе. Широкая, могучая, с высокими берегами Волга являла собой действительно Великую русскую реку, воспетую в литературе и искусстве.
Да и сам Плёс, как оказалось, не такой уж и простой город.В первой четверти XV века здесь была построена небольшая деревянная крепость, положившая начало истории Плёса. Край этот, богатый рыбой, пушным зверем, удобными для скотоводства землями, был заселён и обжит с незапамятных времен. В древности здесь обитали угрофинские племена меря, позднее, в Х-XI веках — славянские.
Археологические раскопки подтвердили, что примерно за три столетия до основания плёсской крепости тут, почти в центре Ростово-Суздальского княжества, стоял древний город, который, как предполагают, был в 1238 году разграблен и сожжен полчищами Батыя. Во всяком случае, в «Повести о разорении Рязани Батыем» в числе разрушенных монголами городов упоминается и «Плёсо».
Набеги татар на Русь продолжались и после победы Дмитрия Донского в Куликовской битве. Это и заставило великого князя Московского Василия Дмитриевича позаботиться о создании на Волге укрепленного сторожевого пункта, который охранял бы подступы к Москве и приволжским городам, и прежде всего к Костроме.
Как отметил летописец, в лето 6918 от сотворения мира (1410) «князь великы Василеи повеле рубити град Плёсо».
Место для постройки плёсской крепости было выбрано на редкость удачно — на крутом холме в устье реки Шохонки, с которого дозорные могли заметить неприятеля задолго до его появления у стен города. Документальные свидетельства о том, как выглядел Плёс в XV веке, до нас не дошли. Скорее всего, это была небольшая деревянная крепость, размером примерно 160х220 метров, да разбросанные по берегу реки у подножия холма и столпившиеся у пристани домишки.
Ядром города служила крепость, надежно защищённая с севера и востока крутыми склонами холма. Южная и частично западная границы крепости были укреплены рвом и насыпным земляным валом. Этот вал сохранился до наших дней на южной стороне Соборной горы (второе название — гора Свободы).
Можно с полной уверенностью указать местоположение надвратных башен крепости. К северным крепостным воротам поднималась дорога- от Волги, где на берегу, в Прибрежной слободе, шла бойкая торговля. Пересекая территорию крепости, эта дорога подводила к южным воротам, находившимся у восточного торца ныне существующего земляного вала, и вливалась в древний торговый тракт, идущий в Кинешму и Юрьевец (на восток) и Нерехту (на запад). Здесь, возможно, тоже был древний торг. Такова в общих чертах планировочная структура Плёса XV- XVII веков, определившая характер и направление его последующей застройки.
Старинный плёсский городок был невелик, но свою роль сторожевого поста выполнял исправно, в течение столетий отражая неоднократные набеги недругов. Великие московские князья назначали сюда своего воеводу, а население плёсской округи (стана) несло для крепости продовольственную, фуражную и ямскую повинности. Жители Плёса, как и большинства других русских городов, пережили немало превратностей судьбы. В 1420 году город опустошила моровая язва; «тако вымороша, яко и жита жати некому… и бысть глад по мору». В 1430 году Плёс был сожжен татарами. Затем он участвовал в длительной, изнурительной для простого люда борьбе за великокняжеский престол между сыновьями и внуками Дмитрия Донского. А когда Москва отказалась платить дань татарам, Плёс стал сборным пунктом для войск, защищавших русские земли от монголо-татарских ханов, которые пытались силой оружия восстановить пошатнувшееся владычество Золотой Орды.
Позднее, в 1552 году, собранный в Плёсе по распоряжению Ивана IV крупный отряд ратников принял участие во взятии Казани.В XVI веке Плёс вместе с другими приволжскими городами и княжествами вошел в состав централизованного Русского государства.
Нынешний облик улиц и площадей Плёса определяет в основном архитектура XIX века. Его более ранняя, преимущественно деревянная застройка- жилые дома, церкви, Гостиный двор — погибли в пламени частых пожаров. От XVII и XVIII веков остались лишь несколько каменных зданий — два памятника культового зодчества и немногие образцы гражданской архитектуры.На план Плёса середины XIX века нанесены уже почти все ныне существующие его улицы. К этому времени в городе насчитывалось 35 каменных жилых домов, 3 каменных здания торговых рядов, 7 каменных церквей и две часовни. Интересно отметить, что в Плёсе в ту пору было лишь одно приходское училище (на 55 мальчиков), но зато 5 питейных заведений и погреб с иностранными винами.
Последняя четверть XIX века — начало экономического упадка Плёса. С пуском железной дороги Иванове-Кинешма он утратил свое значение транспортного узла на перекрестке водного и сухопутного торговых путей. Заглохла торговля. Остановились мельницы на Шохонке. Большинство купцов перебралось в Кинешму. Но неожиданно Плёс стал популярным дачным местом, куда состоятельные люди съезжались развлекаться и любоваться «русской Швейцарией». Большую часть года городок был тих и спокоен, летом же его сонные улицы оживали. Мелькали светлые костюмы мужчин, яркие туалеты дам, проносились нарядные рессорные экипажи.
В Плёсе бывали И. Е. Репин, В. П. Верещагин, А. К. Маковский, жил Ф. И. Шаляпин. Красота его окрестностей запечатлена на полотнах замечательного русского пейзажиста И. И. Левитана.
Однако нам было некогда любоваться красотами этого города. Весь следующий день мы провели в поисках палатки, но ни опросы, ни объявления, развешанные по всему Плесу, результатов не дали. К счастью, удалось познакомиться с местным работягой Виктором Борисовичем. Он строил по заказу деревянный коттедж на берегу Волги и позволил нам переночевать в нём. В этот вечер нам удалось оставить у него вещи, совершить экскурсию по городу и полюбоваться восхитительными видами Волги.
Второй день пребывания в Плёсе оказался тихим и солнечным. Весь день мы загорали и купались. К вечеру, попрощавшись с Виктором Борисовичем, отправились по Волге на пассажирском катере в старинный русский город Кострому.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: