Музыка Италии, как отражение души

muzikaitaliiНаверное, у каждого среди ассоциаций, связанных с Италией, найдется одна, так или иначе относящаяся к миру музыки. Любители оперной классики скажут о бельканто и Ла Скала, кто-то вспомнит Робертино Лоретти, кто-то — Доминго и Паваротти, другие назовут имена известных эстрадных певцов…Музыка у итальянцев в крови; наверное, они рождаются с песней на устах. Что тому причиной, неизвестно — ласковое солнышко Средиземноморья, таинственные гены, сквозь века несущие эту восприимчивость к гармонии звуков, или просто дар Божий. Но вся Италия просто дышит музыкой, которая звучит повсюду и всегда берет за душу. Даже если исполнители — весьма непрезентабельного вида личности, которые в вагоне метро за небольшую плату готовы сыграть что угодно — от «O Sole Mio» до русских частушек. Или старичок со скрипкой, примостившийся на тротуаре возле собора. Он тоже вовсе не бескорыстен — едва заметив, что на него обратили внимание, а уж тем более — нацелили фотоаппарат, старичок требует денег. А если их ему не дали или заплатили недостаточно, из смиренного служителя искусства моментально превращается в сущего дьявола. Его понять можно — всем надо зарабатывать на хлеб. И заплатить музыканту стоит — полученное удовольствие наверняка превысит сумму его скромного гонорара. А как мы, будучи еще школьниками, заслушивались песнями Тото Кутуньо, Альбано и Ромины Пауэр, Адриано Челентано… Кто-то из них уже сошел со сцены, кто-то поет до сих пор, появились новые звезды — а мы по-прежнему восхищаемся мелодиями, голосами, всем, что составляет итальянскую песню. Да что там мы — весь мир: каждый новый альбом Эроса Рамаццоти расходится миллионными тиражами по обе стороны океана, а по результатам опроса, проведенного американским Эй-би-си с целью определить самого очаровательного человека года, вне конкуренции оказался известный итальянский тенор Андреа Бочелли. Но оставим в покое знаменитостей — их заслуженная слава ни у кого не вызывает сомнений. Есть и другие певцы, мало кому известные, сценой которым зачастую служат рестораны и бары. Но они итальянцы, и уже одно только это превращает их ремесло в искусство. Путешествуя по югу Италии, нам довелось познакомиться с некоторыми из них. Неаполитанцы Эта пара — девушка с бубном и юноша с мандолиной, одетые в национальные костюмы, — должна была развлекать гостей во время приема на роскошной неаполитанской вилле XVIII века. Как нам объяснили, певцы исполняли песни на чистом неаполитанском диалекте. Уловить такие тонкости большинству из нас было не под силу, но пели они хорошо. Правда, негромко и держались довольно скованно. Возможно, артистов немного подавляла обстановка, но скорее всего, их изначально попросили создавать приятный фон, не слишком при этом привлекая к себе внимание, дабы не мешать гостям ужинать и общаться друг с другом. Немного позже, когда под смех и общие тосты атмосфера стала более непринужденной, оживились и певцы. Девушка передавала свой бубен то одной, то другой из наших дам и, пританцовывая, пела вместе с юношей что-то, посвященное особе, держащей музыкальный инструмент. Но некоторая сдержанность при этом все-таки сохранилась, и хотя я понимаю, что прием — не концерт неаполитанской песни, мне немного жаль, что не удалось в полной мере насладиться искусством этих артистов. В помпейском ресторане… По дороге из Рима на юг, в Калабрию, мы заехали в Помпеи. Разумеется, не случайно — проезжая мимо, как можно было отказаться от экскурсии по развалинам легендарного города, жертвы пробудившегося однажды Везувия? А поскольку время было обеденное, мы посетили ресторан, расположенный не подалекy. Кухня, надо отдать ей должное, была отменной. Мы приятно отдыхали в прохладном зале, попивая вино и предаваясь чревоугодию, и не заметили, как появились они — аккомпаниатор с гитарой и певец. Последний был не слишком высокого роста, достаточно полный, с очень смуглой кожей и орлиным носом — типичный южанин, не красавец, хотя и не лишенный привлекательности. Однако стоило ему запеть — и вилки в наших руках замерли на пол пути от тарелок. Вот это голос — сильный, эмоционално окрашенный, с широким диапазоном! На нашей родине его обладатель стал бы звездой если не оперы, то эстрады уж точно. Пусть усмехнуться скептики по поводу пути наверх в отечественном шоу-бизнесе, но должна сказать, что такие голоса — все-таки редкость в России. Но не в Италии, где подобным вокалом нередко развлекают посетителей ресторана. Певец исполнил «Вернись в Соренто», потом — песню, посвященную открытию фуникулера в Неаполе, затем, после небольшого перерыва, выполнил несколько пожеланий слушателей. Обед был давно нами забыт, мы сидели и, раскрыв рты, слушали, слушали…Закончив свое недолгое выступление знаменитой «O Sole Mio», певец раскланялся и под апплодисменты удалился. А мы еще не один день напевали мелодии, подхваченные в помпейском ресторане — давно знакомые, забытые и тепреь вновь ожившие в душе благодаря смуглокожему артисту, даже имени которого мы не знали. «Паваротти» Конечно, это не его настоящее имя, а прозвище, которое дали ему коллеги по работе. Настоящее имя мы собирались спросить, но как-то не получилось, и он так и остался для нас «Паваротти». Он работал одним из анниматоре (что-то вроде массовика-затейника на итальянский манер) в калабрийском отеле «Сангрила Вашелло». Когда я впервые услышала его голос, я просто остолбенела. От неожиданности. Так бывает — видишь человека раз, другой. Отмечаешь, что довольно симпатичный, но ничего особенного, таких много. И вдруг внезапно этот человек предстает перед тобой в совсем новом качестве, ты смотришь на него другими глазами — видишь то же, а воспринимаешь иначе. Наверное, так недолго потерять голову и влюбиться — до такой степени могут очаровать музыка и голос. А голос действительно был хорош! Происходило это все во время ужина в ресторане отеля. «Паваротти»мог спеть все, что душе угодно — уже не раз упомянутые мною «Вернись в Сорренто» и «О мое Солнце», демонстрируя при этом недюжинные вокальные данные; песни из репертуара Адриано Челентано двадцатилетней давности, довольно точно копируя тембр и манеру исполнения автора; даже, перейдя с родного итальянского на английский, «Мой путь»Фрэнка Синатры. Восхищение слушателей достигло своей кульминации, когда «Паваротти»спел песню группы «Рикки э Повери» (помните такую?), разными голосами исполнив женскую и мужскую партии. После этого моя подруга попросила исполнить песню другого дуэта — Мины и Челентано. Певец справился и с этой задачей, правда, слегка путая слова, но общее впечатление от этого ничуть не испортилось. Следует добавить, что вокалом «Паваротти» не ограничивался (анниматоре все-таки), чередуя его с шутками, пантомимой, попытками вовлечь в это шоу новых действующих лиц — нас. Зачастую это ему удавалось — одна дама даже исполнила русский романс. А после все дружно отплясывали на дискотеке… «Паваротти» подарил нам ощущение праздника, которое не покидало нас весь оставшийся вечер — наш последний вечер перед отъездом из Калабрии. Можно спорить, является ли искусством творчество ресторанных певцов. Но для меня совершенно очевидно, что без него было бы сложно понять, прочувствовать Италию такой, какая она есть. Потому что в их пении отражается ее душа.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: