На снежном горизонте — Израиль

nagorizonteizrail

Мы приехали в Израиль всей семьёй по приглашению наших друзей, у нас была трёхмесячная виза и много планов: посмотреть страну, встретиться с друзьями, найти временную работу и немного подзаработать.
Мы прилетели в январе и сразу же попали из зимы в лето: ярко-синее небо, ярко-жёлтое солнце и ярко-зелёная листва. Русские израильтяне обожают здешние теплые зимы, когда можно отдохнуть от жары. То, что здесь много наших, мы почувствовали сразу: отовсюду слышалась русская речь. Позже мы увидели десятки газет, издающихся на русском, а в домах наших друзей — бессменные Первый канал, Россия-2 и НТВ.
Первый и самый сложный вопрос- жильё. Проживание в отелях — дорогое удовольствие.
Самое дешёвое, что можно найти — 40$ за ночь в двухзвёздочном отеле. Я говорю о центре страны, где есть возможность найти работу и ощущать себя в большей безопасности. Север страны — библейская Галилея — очень живописен, там можно найти жильё подешевле, но там то и дело стреляют, поэтому мало кто хочет рисковать. В южной части страны — ближе к пустыне Негев — более суровый климат. Пустыня есть пустыня. Желающих жить там ещё меньше. Остаются Иерусалим, Тель-Авив и расположенные на побережье неподалёку Ашкелон, Ашдот, Нетания, Питак-Тиква, Бат-Ям, Реховот и др. Находящаяся к северу Хайфа также привлекает многих, но там очень трудно с работой.
Наше знакомство с Израилем началось с Нетании — красивого приморского городка. Белоснежные отели, ветер с моря, ухоженные скверы, цветы и пальмы. В центре городка — большая площадь с фонтаном, многочисленные скамеечки, всегда заполненные мамашами с детьми или пожилыми израильтянами. Мы быстро поняли, что найти подходящую квартиру будет сложно. Набрав русскоязычных газет, мы принялись звонить по объявлениям. Большинство квартир предлагали маклеры, причём практически все квартиры сдавались только на длительный срок. Самое дешёвое жильё можно было снять за 300 долларов в месяц, заплатив за несколько месяцев вперёд плюс маклерские. Был, правда, вариант, когда жилье предлагал непосредственно хозяин. Хозяином оказался 40-летний иранец. Он еле-еле говорил по-английски, но владел десятью квартирами. Увы, эти квартиры почти не отличались от бараков: малюсенькая комнатка с кухонькой, старенький холодильник и стул. В квартирках было прохладно и сыро, убого. С детьми в таких условиях жить невозможно. Единственный плюс – жилье можно было снять всего на месяц. «Это уж на самый крайний случай»,- подумала я.
Как, должно быть, трудно тем, кто приезжает сюда навсегда, всей семьей, со всеми своими пожитками. Да, государство неплохо помогает первые полгода. Семья в среднем получает около десяти тысяч долларов подъёмных, но ведь и цены здесь не российские. Очень дороги квартиры, телефон, электроэнергия. Мы были просто поражены, узнав, что обычная двух-трёхкомнатная квартира стоит примерно 100 тысяч долларов. Конечно, все берут кредиты и потом выплачивают в течение долгих лет. Для этого надо работать обоим супругам: одна зарплата идёт на погашение кредита, другая — на жизнь. Сидеть дома с ребёнком многим здесь не по карману, поэтому детсады принимают детей с 6 месяцев. Но вернёмся к нашей квартире. Отчаявшись найти что-либо приемлемое в курортной Нетании, мы отправились в небольшой городок Аракива. Нас сразу же предупредили, что работу там не найти, но с жильём полегче. И нам действительно повезло: сняли напрямую две сносные комнаты. Хозяевами оказались марокканцы — пожилая супружеская чета. Их жизнь была неспешной и неторопливой. Хозяин весь день что-то чинил во дворе, а его жена убирала и стряпала. Они придерживались традиций, регулярно ходили в синагогу (к слову сказать, в небольшом городке их было не меньше десятка) и праздновали Шабат.
Шабат в Израиле — любимый праздник. В пятницу все магазины работают до двух часов дня, и к этому моменту израильтяне закупают как можно больше провизии. Вечером в пятницу и всю субботу уже ничего не работает, не ходят автобусы, зато люди встречаются с родными и устраивают тёплые семейные обеды. Вечером в пятницу даже незнакомые люди обмениваются приветствиями:
Шабат, шалом!
Шалом! Шабат!
Поселившись и чуть-чуть обжившись, мы занялись поисками работы. Русскоязычные газеты кишели объявлениями “Требуются…” и “Трудоустройство». Конечно, для туристов работа нелегальная. Какая работа? Грязная и тяжёлая. Мытьё посуды, присмотр за стариками, работа в пекарне и на автозаправочной станции, уборка, уборка и ещё раз уборка. Официальный минимум оплаты- 15 шекелей в час, то есть почти 4 доллара. На практике же многие начинают с 8-10 шекелей.
Как и следовало ожидать, почти все объявления о работе оказались от агентств. Они хотели 100 долларов за трудоустройство, при этом деньги надо было платить вперёд. Нам посоветовали походить по магазинам, кафе, ремонтным мастерским, предлагая свои услуги. Мы так и сделали. Пару дней нам везде отвечали отказом, наконец, в одном магазинчике сказали, что требуется помощник пекаря. На следующий день мой муж встал ни свет ни заря: нужно было быть на работе в пять утра. Договорились, что он будет освобождаться к полудню. Мини-пекарня располагалась на втором этаже, магазинчик — на первом. Хозяевами были выходцы из Азербайджана. Они и в Израиле быстро идут в гору: поддерживают друг друга и кучкуются вместе. Вот и магазин уже открыли, хотя приехали чуть больше года назад. У других “русских” всё складывалось не так гладко. Многие начинают на простых работах, учат язык, повышают или меняют квалификацию, лишь затем находят работу получше, постепенно обрастая новыми знакомыми и друзьями.
Врастание в израильскую жизнь занимает обычно не меньше пяти лет. Те, кто приехал десять лет назад, добились уже многого. Кто-то заседает в парламенте, кто-то приобрёл шикарные виллы, абсолютное большинство живёт неплохо, имея квартиру, машину, работу и неопределённое чувство удовлетворённости. Мы многих спрашивали напрямую: “Довольны ли вы?” и получали уклончивое: “В общем, да, но…” Сказываются, видимо, напряжённый ритм жизни, очень жаркие летние месяцы, одиночество.
Когда муж вернулся домой, было почти 8 вечера. Почти пятнадцать часов работы и 100 шекелей в кармане. Правда, его там несколько раз кормили, и с собой хозяин дал кое-какие продукты. “Что же ты столько времени делал?” — спрашиваю. Замешивал тесто, потом пёк, потом убирал, потом опять замешивал. Потом убирал уже в магазине, а потом — просто на подхвате: дай, принеси, упакуй. Во многих частных лавочках такой ненормированный рабочий день. Если не нравится — свободен. Нас устраивало то, что работа находилась поблизости, расчёт производился каждый день, да и выпекать хлеб нужно было лишь дважды в неделю. В остальные дни работа начиналась не раньше 9. Самое же главное – не было необходимости учить язык.
Любой приезжий сразу же сталкивается с языковой проблемой. В сравнении с ивритом английский ощущается просто родным и любимым. Иврит поначалу кажется настоящей абракадаброй: чтение справа налево и отсутствие каких-либо ассоциаций с русскими словами. Однако постепенно что-то запоминается само собой: “года раба”- спасибо, “ели-ха”- извините, “они”- я, “гора”- живу и т.п.
В Израиле создана очень продуктивная система обучения ивриту — ульпаны. Все новоприбывшие учатся каждый день по четыре часа в течение шести месяцев, часто ульпан становится для них единственной отдушиной. Здесь все свои, кто-то может посоветовать, где найти работу и квартиру, кто-то пригласит в гости. Ульпан даёт необходимые азы, но, естественно, язык придётся совершенствовать и после его окончания — чтобы сдать вступительные экзамены, чтобы подтвердить свой диплом и найти, наконец, подходящую работу. Но на всё это необходимо много времени и сил. Как всегда, побеждает сильнейший. Это — гонка, в которой победителей не так много. Поэтому у каждого приехавшего — свой Израиль.
Подходил к концу месяц, и нам надо было решать: оставаться или возвращаться домой. Наступил февраль, но уже можно было иногда загорать. Днём становилось жарко. Кругом цвели цветы. Мы привыкли к пальмам и свежим фруктам, к долгим прогулкам к морю и даже к голосу ведущего местного радио. Мы здоровались и болтали с разными знакомыми и получали очередную порцию советов. Мы уже знали, что и где можно купить подешевле, где можно взять бесплатные газеты, сколько стоит поставить пломбу (очень дорого) и как быстрее добраться до Тель-Авива. Тем не менее, мы решили уехать. Нам хотелось домой, и этим всё сказано. И еще — без всяких сантиментов: на одну зарплату в Израиле не прожить. Так что у нас всё ещё не так плохо, если женщина спокойно может сидеть дома с малышом. По крайней мере, не голодая.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: