Последнее путешествие в страну Мальборо

index

Рекламному трюку с громким названием «Команда Искателей Приключений «Мальборо» в 99-м исполнилось 15 лет. И как раз под юбилей в Штатах приняли очередной закон, запрещающий рекламу и продвижение табачных изделий. Он-то и загубил это во всех отношениях приятное и познавательное мероприятие. Теперь в знакомую нам по ковбойским фильмам и рекламным фоткам ярко-красную Страну Мальборо можно попасть только самостоятельно.

А тогда наш маршрут начинался в райцентре Моаб, штат Юта. Уже в аэропорту нас ждали «рэнглеры» — для участников, как полагается, заряженные по-боевому, для журналистов — обычные, из местной прокатной конторы.

Наутро в семь часов мы были разбужены ревом пикирующего на палатки вертолета — организаторы с присущим им оригинальным чувством юмора давали понять, что завтрак готов. После завтрака — короткий инструктаж (по большей части о том, что за открытую банку пива в машине можно загреметь в тюрьму на два месяца)  и в путь. Путь лежал в направлении заповедника Arches Park, где участникам команды предстоял реппеллинг — спуск по веревке с 55-метровой природной арки, а журналистам — знакомство с местными красотами.

Реппеллинг и красоты

Пока топали от стоянки, несколько раз натыкались на строгие знаки, запрещающие сходить с тропы. Оказалось, что крошечные песчаные столбики на земле, вроде тех, что оставляют после себя дождевые черви, — это криптобиотики. Микроорганизмы, препятствующие эрозии почвы. Не дай бог потревожить шаловливой ногой! Только благодаря им и сохранился до сих пор этот ландшафт.

А ландшафт и вправду впечатлял. Несколько тысяч лет назад здесь порядком порезвилась вода — в мягком песчанике промыты исполинские арки самых неожиданных форм. Под аркой Корона вообще может свободно пролететь вертолет. Чем, собственно, и развлекались организаторы, едва не сдувая с верхушки и без того трясущихся в предчувствии реппеллинга участников.

Реппеллинг — это, пожалуй, одно из самых популярных здешних развлечений. Проезжая мимо какого-нибудь очередного причудливого каменного шедевра, мы то и дело наблюдали свисающих с вершины или распластавшихся на его боку скалолазов. Кстати, на досуге я попыталась выяснить этимологию слова «реппеллинг» — ну не от «репеллента» же, в самом деле, оно произошло. Похоже, ближайший родственник — английское слово «rap», что означает  моток пряжи длиной 120 ярдов. О, эти первобытные, лишенные капроновых веревок времена!

Однако я отвлеклась. Участники благополучно спустились с Короны, и нас ждал — наконец! — ДЖИПИНГ!!!

Джипинг

Сразу несколько слов о джипах участников. На доработку каждого стандартного «рэнглера», купленного за 15 тысяч долларов, организаторы выложили дополнительно по 8 тысяч. Итого — сто пятьдесят лошадей, лифтованный кузов, модифицированная подвеска и здоровенная резина. Крушить все это великолепие поехали в скалистое местечко со зловещим названием Poison Spider — Ядовитый Паук. Ну, скалы-то там были не особенно страшные —  такие плоские, как будто замыленные. Зато расщелины между ними кое-где достигали метровой ширины. Зрелище не для слабонервных, когда «рэнглер» ухается в такую расщелину правым передним, вывешивает левое заднее и застывает в этом изящном арабеске. А внизу, в щели, его уже ждут хищные фотографы в поисках ракурса.

В целом джипы вышли из передряги почти не покоцанными. Забегая вперед, скажу, что единственные «уши» за всю поездку были у наших украинских братьев, уже перед самым финалом. Крис, инструктор по джипингу, потом водил всех желающих посмотреть на руины «рэнглера» и, видимо, чтобы не ранить самолюбие украинской команды, объяснял, что на машину сверху сел вертолет.

Рафтинг

Следующий этап маршрута был водным. Скарб и журналисты были погружены на джей-риги — здоровенные плавсредства, состоящие из трех надувных баллонов с мотором. Участники плыли на стандартных рафтах, которые, впрочем, большую часть пути буксировались теми же джей-ригами и отпускались в свободное плавание лишь на порогах.

Мыльно-зеленые воды Колорадо зажаты здесь стенами Катаракт-каньона. Если внимательно смотреть и если повезет, можно увидеть на отвесных скалах белоснежных горных козлов.  Порогов на пути немало, и большинство из них, как утверждали организаторы, четвертой и пятой категорий сложности. К сожалению, на джей-ригах пороги проходятся так легко, что оценить сложность сама я не могла. А вот на рафтах на одном из порогов случилась потеря — исчез в бурлящих водах участник украинской команды (не тот, который «посадил вертолет» на крышу джипа, а другой). Нами оперативно был осуществлен перехват, и все закончилось благополучным извлечением его из воды. Процесс так всем понравился, что последний порог на маршруте часть журналистов (и я в том числе) преодолела вплавь. Это было здорово! Несмотря на поздний сентябрь, вода была теплейшая, а спасжилеты гарантировали от неприятных неожиданностей. Окончание этапа было ознаменовано раздачей пива «Миллер», которое в Москве я на дух не выношу, а вот на реке Колорадо оно пошло на ура.

Так, весело и с приключениями, добрались до озера Пауэлл. Пейзаж — красивости непередаваемой. За каждым поворотом открываются все новые и новые бухты, вымытые в отвесных берегах все из того же красного песчаника. Вода кристальная, рыбалка отличная.

Народ приезжает сюда на выходные и поселяется в боут-хаузах — пришвартованных к берегу корабликах. На стандартном кораблике с удобством может существовать  восемь человек. Там есть две каюты, просторная кухня-салон, душ с туалетом. Можно отлично выспаться на верхней палубе, вытащив туда спальный мешок, и встречать рассвет над озером. Хочешь поплавать и половить рыбу  — бери в аренду капитана и вперед. Не хочешь — используй кораблик в качестве дома и развлекайся на берегу. Здесь же можно взять в аренду джеты, водные лыжи и остальную атрибутику активного отдыха на воде.

Серпантин

Оттянувшись на озере, начинаем новый этап: «Большой Автопробег в Долину Памятников». Меня первый раз пустили за руль. Дорога по большей части грунтовая, поэтому я по-ковбойски обматываю лицо банданой. Ощущение мерзейшее: жара, дышать через бандану трудно, но снять нельзя — джип открытый, и красная пыль уже покрыла все толстым слоем. Сразу вспоминается профессиональная болезнь шахтеров — силикоз. Только у них  при вскрытии легкие черного цвета, а у меня будут кирпично-красные. Б-р-р!

Минут через пятнадцать освоилась с непривычным задним приводом. Только начала получать кайф от езды — въезжаем на серпантин. Кавказ отдыхает! Мы на вершине горы, а под нами простирается до горизонта натуральная бескрайняя прерия. Дорога узенькая — чтобы разъехаться, встречные машины двумя колесами влезают на склон. А справа — пропасть. Траверз короткий,  вся эта змея отлично просматривается сверху вниз, высота между петлями метров пятнадцать. И тут я зазевалась. А идущий впереди джип затормозил. А я это заметила слишком поздно. А под колесами гравий… а привод задний… а сзади едут наши участники, и за рулем у них, я это точно знаю, сидит Паша, который водит из рук вон плохо, и если он догонит, то тут уже точно ничего не спасет…

В общем, каким образом мы все-таки не ухнули в эту чертову пропасть, мое сознание не зафиксировало. Возвращаюсь в реальность — мы стоим на самом краешке, задние успели затормозить, солнышко светит, птички поют, а на лице у моих попутчиков —  классический покер-фейс. Они даже глазом в мою сторону не повели. И только минут через десять, когда уже вовсю ехали дальше, старательно равнодушным голосом меня спросили: «Может, сменить?» Вот это выдержка!

Долина памятников

В резервацию индейцев навахо, на территории которой находится Monument Valley — Долина памятников, — мы въехали уже ближе к вечеру. Формально Соединенные Штаты на этом закончились. Началась независимая административная территория. Предупреждающего знака здесь можно было и не ставить. Первые же метры индейской территории были обозначены неимоверным количеством мусора на обочинах. И это при том, что до этого ни одной пластиковой бутылки, ни одного бумажного пакета по обочинам  шоссе мы не видели.

Оказалось, в резервацию строжайше запрещено ввозить спиртные напитки, дабы не искушать невинных аборигенов. И распивать, естественно, тоже запрещено. Не знаю, за что так наказывают бедных законопослушных туристов, ведь несмотря на эти строгости, ни одного трезвого индейца мы там так и не встретили.

Забавно было наблюдать быт жителей резервации в свете детских воспоминаний о том, как злобные дяди-сэмы загнали на самые неплодородные земли за колючую проволоку гордых и независимых индейцев, где они и влачат жалкое и полуголодное существование.

Эти самые неплодородные земли приносят навахо очень неплохой доход от туризма и еще более нехилый доход от видео-, кино- и фотосъемки. А поскольку практически каждый американский вестерн с 1938 года снимается именно здесь, не говоря уже о рекламных фото и видео (ролик с «Панасоником» на фоне узнаваемого пейзажа, например, недавно крутило наше ТВ), то суммы набегают вполне подходящие для поддержания штанов. Плюс дотации, которые резервации платит государство. Плюс доходы от впаривания туристам этнических сувениров. Правда, при этом быт навахо все же нельзя назвать обустроенным, но это уже скорее дань национальным традициям.

Ночевали мы в настоящих индейских типи, сделанных, как обещал пресс-релиз, руками местных  умельцев. Ну и что, что они были не из шкур, а из брезента и внутри обнаружился предательский лейбл «Made in China». Зато они прекрасно смотрелись на фоне заката, и все мы прониклись подлинным духом навахо и даже нанесли на лица боевую раскраску при помощи теней, помад и карандашей, которыми с готовностью поделились арабские журналистки.

Утро встретило цветовым шоком. До конца поездки я так и не привыкла к этому целлулоидному сочетанию ярко-голубого и кирпично-красного. Добавив в палитру немного своего красно-белого колера, поехали на джипах осматривать долину.

Надо сказать, что Долина памятников — это такой же символ Америки, как Статуя Свободы. Цитирую рекламный буклет: «Как одинокие странники в море песка, причудливые изваяния вырастают из земли и дают ей свое название». Кстати, сами навахи называют долину совсем по-другому — «Место между скалами». Между этими скалами до сих пор можно встретить сложенные из бревен и обмазанные глиной  хуганы — индейские хижины. Они обитаемы — многие индейцы по-прежнему отвергают цивилизацию. И именно индейца навахо нужно брать в проводники, если хочешь увидеть все потаенные уголки долины.

Золотая осень

На восьмой день нашего путешествия мы въехали в русскую золотую осень. До тех пор вокруг меня было типичное знойное и пыльное лето Среднего Запада, и тут буквально за час я оказалась практически у себя на даче в Малаховке. Лет десять назад, когда было модно сваливать в Штаты на ПМЖ, один мой знакомый с достоинством говорил: «В Америку? Никогда! Там ведь нет березок!» Наивный. Таких березок, как в Америке, у нас еще поискать. Час езды в гору — и ты в такой ослепительной березовой роще, что Левитан бы прослезился. Правда, когда я, по традиции, обняла белоснежную красотку для памятного фото, плечо мое оказалось измазано чем-то подозрительно похожим на побелку. После этого по русской части лагеря пошла байка, что это американцы, чтобы сделать нам приятное, закамуфлировали свои секвойи под наши березки.

Пасторальную картину дополняли большие конопатые кобылы, пасущиеся среди палаток. На этих кобылах участникам предстояло проявить чудеса выездки и загнать в корраль огромное стадо коров. Всем раздали полагающиеся настоящим ковбоям стетсоны и такие кожаные полуштаны, прикрывающие только переднюю часть ног. Назначение их для меня туманно — вероятно, брызговики, чтобы грязь из-под копыт не запачкала пижонские техасы. Некоторые участники в этом прикиде выглядели уморительно. В частности, до этого я ни разу не видела негра-ковбоя.

После того как коровы были загнаны, местные парубки Базз и Джеймс устроили эталонное родео, заваливая несчастного маленького бычка предательскими бросками лассо с двух сторон. Участникам тоже  предложили попробовать себя в этой лихой забаве, но все отнеслись к этому с некоторой прохладцей, потому что неподалеку уже готовился прощальный ужин и выставлялись на столы бутылки отменного «Джека Дэниэлса». Это значило, что наши приключения в Стране Мальборо закончены, а через несколько часов нас ждет последний сюрприз организаторов: отбытие на автобусах в финальную точку мероприятия — Лас-Вегас.

Не буду рассказывать про Лас-Вегас. После вольного духа прерий он мне порядком не понравился. И сам город уж очень смахивает на мосфильмовские декорации, и народ туда приезжает абсолютно жвачный. Но я нашла этому городу применение. Я честно проиграла на автоматах в казино последние 25 долларов, и каждый раз, когда прожорливая железяка глотала очередной четвертак, я загадывала желание когда-нибудь вернуться в штат Юта, в то место, которое 15 лет называлось Страной Мальборо, а теперь, наверное, будет называться как-нибудь по-другому, но для меня это совершенно неважно.

Похожие статьи: