Путешествие по Краснодарскому краю. Дневник

krasnodarsykrai

Эта бредовая идея возникла более полугода назад. Она пульсировала, то умирая, то реанимируясь. И почему-то не сдохла до конца, а все же вылилась в эту поездку «до Краснодарского края (изначально до Крыма) на электричках»…

20 августа.
Решилось все за три дня до поездки, когда мы уже отчаялись на это решиться. И вот, в ночь с 19-го на 20-е августа, мы вваливаемся к Ленчику, которой «повезло» жить недалеко от Обухово. Итак, электричка на 4.39 с Московского вокзала, у нас около 5-ти часов. Едем до М. Вишеры, будя окружающих. За окном туман, у нас «контакт». Доехали без контролеров, в Вишере сидели около часа, потом электропоезд на Окуловку. В нем — тетенька-контролер, продающая билеты, внимательно читает нашу » дорожную грамоту «, отпускает с миром. Ой, я наврала — до М. Вишеры нас тоже проверили с тем же результатом.
До Окуловки (около 80 км.) ехали 4 часа и примерно 2,5 часа ждали там следующую » собаку «. Из — за этих задержек эл-ка на 11.50 (М. Вишера — Окуловка), кот. шла после нас, подошла совсем впритык к окуловской: та, кажется ее ждала.
Окуловка — Бологое: чуть не уснули во время партии в » тысячу «, проехали мимо знакомой по весне Березайки. Кстати, в Окуловке в кафе нам дали какую-то совсем странную воду — но так как хотелось кушать пришлось добавить в меню активированный уголь. Там же, при попытке вписаться в почтово-багажный Питер — Москва, было получено предложение довезти » только женщин «, которое мы тактично отклонили.
В Бологое около часа стоянки, эл-ка на Тверь 17.21. Ехали долго, с многочисленными » простоями «. Очень интересно — в Бологое можно спокойно купить билет (и не один!) на СПб — Адлер, тогда как в Питере на 3 недели вперед ничего нет.
В Твери успеваем на эл-ку на 22.00 до Москвы. Все контролеры, кот. нам встречались (на каждом перегоне, в Твери перронный контороль) нашей » подорожной » проникались, все было гладко.
Честно говоря, такая езда изматывает, в сон тянет. Около часу ночи — Москва. Мы потратили на дорогу (600 км) 20.5 часов; могли бы сэкономить еще 3 часа, выехав из Питера на 8.41. Ну и ладно! Честно говоря, чувствуешь гордость даже за эти 20,5 часов!
Москва, как всегда, для петербужцев сделает все, что угодно. И даже больше. » По техническим причинам Курский вокзал закрывается. Просим всех пассажиров покинуть здание вокзала…» Даже чем-то родной нам Ленинградский вокзал также оцеплен (нет, слишком громко сказано — просто закрыт). И почему каким-то придуркам понадобилось сообщать о заминировании вокзалов именно в ночь с 20-го на 21-е, когда мы хотели немного поспать? Пришлось 4 часа сидеть на трамвайной остановке (кот. находилась ровненько между двумя » заминированными » вокзалами — наверное, в этом все мы!).
Такое чувство, что именно на этой площади (не знаю, как она называется) собрались бомжи (да и все остальные чмо) со всего города. Везде, через каждые 5-10 м либо кто-то спит, либо еще пьет…
Сидя на этой остановке, играли в ассоциации. Но, к сожалению, кажется перезагадывали друг другу все, кот. знали. А еще было холодно…

/Маша/

21 августа.
Это было вчера… О, время, время!!!
Итак: электричка на Голутвин (мы с Машкой никак не можем выучить это страшное название), мы очень хотим спать — ночью никто не сомкнул глаз, а тут еще этот перронный контроль… Что делать?!!! Платить очень не хочется даже за одну зону. Поступает предложение проехать на метро до следующей остановки эл-ки, но оно отклоняется (во-первых тоже надо платить, во-вторых никто не знает где она есть). Действуем старым способом: Андрюха принимает умный вид (насколько может) и идет штурмовать п.к. (перронный контроль). Мы уже не надеемся на успех и толпимся недалеко в стороне. И тут — о счастье — нас пропускают. Ура, опять прокостило. Правда, на этот раз, строгий дяденька от души заулыбался и сказал, что его еще так никогда не парили и, пропустил нас только за изобретательность. Кстати, полезная информация, с улицы Новометовская есть вход на только через турникет (можно перепрыгнуть) и без злобных дяденек и тетенек.
Прогон Москва — Голутвин прошел без особых происшествий, честно говоря, даже не помню как мы ехали.
Голутвин. Свободного времени — 1 час, который уходит на завтрак: колбаса, пюре, чай, пироги и даже РЯЖЕНКА, которую уже никто не рассчитывал попробовать. Ура! Мы первый раз нормально поели. С этим не могли не согласиться даже Андрей с Лешей. Правда, почему — то они быстро забыли что мы поели.
Голутвин — Рязань. Все спят. Больше ничего не помню…
Рязань. Эл — ка уже подана. Переходим с Рязань — 1 на Рязань — 2. Кругом рязанские бабы. Девчонки покупают сок (а-ля инвайт, но уже разведенный) они в восторге.
Рязань — Мичуринск. Роемся в картах. Понимаем, что ехать нам еще очень долго. Нам попадаются самые зверские за все время контролеры. Андрюхины дипломатические приемы на них совершенно не действуют. Итог — нас выгоняют в вонючий тамбур. Через 10 мин. мы опять на своих, правда уже частично занятых местах. Маша спит, мы играем в высокоинтеллектуальную игру — в «дурака». Контроль проходит еще два раза (тот же). Заявляет, что у нас нет совести (на самом деле у нас нет денег). Мы продолжаем играть. Пара на пару: мы с Андреем против Ленки с Лехой. Они выигрывают (5:3). Им просто повезло. Согласно известной пословице таким как они всегда везет. Вот. Но мы их великодушно прощаем.
После этого мы занялись еще более интересной и интеллектуальной игрой, даже не знаю как называется. По сути — кости. Благодаря своей блестящей смекалке и, очевидно, громадному опыту, выиграла Ленка, 2 — ое место Леха которому, между прочим, сначала очень не везло (он никак не мог выбросить шесть). 3 — ее место скромная Я и почетное последнее — Андрей. Да, нам с ним не везет в азартные игры. Кстати за это время мы нарвались на еще один контроль, опять хотели высадить (требовали уже 20 р., с ума сошли!!!). Машка успела выспаться.
Мичуринск. Только мы вышли из поезда и, о чудо, электричка на Воронеж. Стоит, родная, нас ждет. Непомня себя от радости забегаем, садимся на уже привычные жесткие сиденья. Пытаемся придумать как нам поскорее от них отделаться, но, увы, понимаем, что ехать нам еще целых огромных 3 дня (если на электричках). Мы опечалены. Что делать? Решаем сесть на поезд до Ростова. Но об этом чуть позже. В эл — ке мы наконец — то пробуем сугубо южные продукты. Груши (немного недозрелые) и кукурузу. Сытые и довольные мы в который раз пытаемся уснуть на коротких жестких скамейках, показывая при этом чудеса гибкости и акробатики. Кстати в который раз успешно отмазываемся от контролеров, кот. очень настойчиво докапывались до наших соседей и в итоге взяли с них штраф.
Наконец мы в Воронеже. Надо что-то решать. Узнаем про билеты — 60 р. общий вагон на поезд Тамбов — Ростов. И тут мы делаем громадную глупость — идем по пути наименьшего сопротивления — покупаем эти билеты. Честно покупаем, от начала до конца, не пытаясь вписаться. Дураки! У вагона нас встречают две приветливые и немного подпитые проводницы, кот . почему-то нам очень обрадовались. На наш вопрос: «что было бы если мы бы не купили билеты ?» они удивились, зачем мы их вообще покупаем. Мы договорились, что поедем с ними обратно 30-го числа, но уже без билетов. Хорошо, но по-моему рановато. Вагон опять не очень удобный — сидячий. Опять пытаемся уснуть в немыслимых позах. Кстати, на этот раз мне это удается.

/Настя/

22 августа.
Проснулась от того, что (в который раз) у меня затекла шея, а также рука, нога и еще что-то. На завтрак опять пюре (боже, какая же это гадость без соли. Без соли, потому что Машина соль у нее в рюкзаке (личняк), а общак мы оставили в какой-то из электричек по дороге в Москву). Правда к пюре были шпроты и кетчуп, что немного смягчило и приукрасило вкус пюре.
В 13.08 (это время, а не число) мы прибыли в Ростов-на-Дону (УРА!). 30 августа нам надо быть здесь чт. без проблем уехать (хорошо у Андрюхи получается общаться с проводниками).
Засели на вокзале. Поездов в Адлер дофига (в Новороссийск их тоже много). Машунчик и я побежали смотреть пригородное расписание. И тут в группе появились разногласия (целых 3 (три) варианта куда ехать на 5 (пять) человек — это многовато).
1-й вариант — ст. Ахтари (это на Азовском море). Аргументация — там много озер и д.б. красиво.
2-й вар. — Новороссийск или Анапа, гл. аргумент у Наськи — там же винный завод.
3-й вар. — до Туапсе и дальше по побережью в сторону Сочи. Аргументы — там есть где встать и мы неограничены в перемещениях (вдоль берега идет ж/д).
Была еще 4-я идея, выдвинутая Лехой под лозунгом: «В Ростове очень жарко, а мы ведь едем южнее следовательно там еще жарче». А идея такова — поехать на север (там тоже моря есть)…
Ахтари накрылось сразу же после того, как в пригородных кассах нам сказали, что такой станции не существует (странно, на карте она есть).
Со вторым и третьим вариантами мы разобрались еще проще (на электричках нам не хотелось — теряем двое суток) — какой поезд нас возьмет, туда и поедем.
1-й поезд (договаривались Наська с Андрюхой) нас брать отказался. Во 2-м поезде (Воркута — Адлер) нас сначала тоже все послали (вкл. начальника поезда), а потом Андрей умудрился уболтать одну проводницу, кот. позвала проводника с которым мы договорились за небольшую плату доехать до Туапсе (это в 2 раза дешевле, чем билет). Мы быстро-быстро загрузились (какая же жара и духота здесь) и поехали. Проводник нам давал напутствие — едете от туда до туда и бесплатно.
Жарко. Сначала мы заняли боковые полки, а потом переселились в купе. Приехали в Туапсе в районе 4-х утра (чт. не проспать Андрюха не ложился вообще). Вышли, сказали проводнику спасибо и рванули…
До Лазаревской доехали без контров. Из окна видно море. МОРЕ!!!НАСТОЯЩЕЕ!!!МОКРОЕ!!!УРА — А — А !!!

/Лена/

23 августа.
Лазаревское. Встать негде. Мыкаемся по поселку и ищем речку. Находим… И не только речку, но еще и колодец и мужика с автоматом, кот. очень «вежливо» объясняет нам, что это частная территория и мы тут никому не нужны. Опять на электричку. Куда ехать? Поймали местного аборигена.
Выпытали: говорит «Головинка». Ждем электричку. Еще долго. Еще один абориген говорит — «Аше». Круто, говорит, супер; езжайте. Как раз подъезжает электричка. Сначала тормозим, но потом все-таки садимся, понимаем: все равно сможем вернуться в Головинку на той же эл-ке, кот. ждем. Приехали. Встали. Кругом камни. Парни пошли за дровами в плавках и с топором. Мы забеспокоились — думали в милицию забрали. Ничего, пришли, но почти без дров, зато и без отряда милиции — и на том спасибо. Дальше разлагаемся: купаемся, спим, едим дыни. Покупаем вино, дыни, арбуз, виноград. Собираемся устроить праздничный ужин. Кстати, цены здесь очень кусаются. Фрукты дорогие, такие же как и в Питере. Вино дешевле. Место все-таки не очень-то. Все какие-то вялые. Постепенно начинаем поджариваться. Мы с Машкой донимаем Лешку, не помню уже чем, но очень весело. Андрей поджаривается все больше и больше.
Наконец все засыпают. Мне даже сны снятся. Просыпаемся. Собираемся готовить ужин. И тут, черт бы его побрал, появляется очень неприятный мужик, кот. хочет от нас денег (директор пляжа). Не даем. Прогоняют. Что делать? Куда? Собираем свой нехитрый груз (черт, зачем только ставили палатку?). Расстроились. Идем унылые такие… И вдруг, откуда ни возьмись, мужичок подбегает, бодрый такой, загорелый, веселый — нам бедным изгоям смотреть противно, и ехидно говорит: «Чего наотдыхались уже интуристы?» (почему интуристы?..). Мы чего-то ему в ответ буркаем нечленораздельное. Куда, говорит, едете-то. Ну мы объясняем, что куда возьмут, а вообще вроде бы в Головинку, но вообще, черт знает. Он опять ехидно так: электричка-то, говорит, последняя ушла, только что. Ну, блин, думаю: что такое не везет и как с ним бороться? Чего же делать, спрашиваем. Не ехать, говорит. Не ехать! Не можем мы не ехать, стоянка платная, а мы типа бедные студенты. Ну, говорит, и дураки. Это за речкой платная. Нашли где встать. А у нас тут халява. И душ и туалет и вообще все удобства. И место как раз освободилось. Непомня себя от радости бежим то самое место занимать. Классно, и бревна для сидений, и стол в виде здорового пня, и место для костра, и соседи хорошие — «альпиндяи», сразу познакомились. В общем о большем мы и не мечтали. Видимо, бог от нас еще не совсем отвернулся. Вот так вот. Потом парни за дровами ушли, а мы праздничный ужин готовить стали. Господи, какой чудесный вечер, и какой чудесный этот их юг, и как здорово, что мы взяли гитару, и вино такое вкусное. А еще очень много звезд. Мне показали созвездие Ориона.
Здорово. Когда мы наелись, напились и напелись, пошли купаться. Так здорово: ночь, теплое море, звезды и какие-то непонятные блики на воде. Очень красиво. Жаль, что я не умею писать стихов, так бы обязательно это так сказать воспела. Ну, в общем, все. Пока.

/Настя/

24 августа.
Мы целый день дурили и разлагались!!! Купались в море, устроили целую битву за матрас. Пошли искать дешевые дыни, но вместо них нашли груши. Играем в карты, опять купались… Море — это здорово! Я его впервые в жизни вижу! Особенно интересно было первое мое с ним знакомство: «Маша — это море. Море — это Маша!» Ну вот, теперь нельзя в него плеваться… А медуз я так пока и не увидела: только одну дохлую — так что меня опять обломали.
Но разложение быстро надоело, и мы пошли «в горы» искать селение с дешевыми, как мы надеялись, фруктами. Селение мы нашли, но фруктов нам там почему-то не предложили. Зато за ним (селением) мы нашли много колючек и плантацию фундука. Фундук как наш лесной орех, только кусты пониже (не так к солнцу тянется) и посажены ровными рядами — типа одомашненный. Аборигены пытались объяснить нам, где находится водопад, но мы его, как и водится, не нашли; зато напились воды у какого-то источника. Машка нарвала больше всех фундука, а потом мы ее объедали (записано со слов Наськи).
Вернувшись к нашим неукраденным палаткам (спасибо соседям!), поужинали, выпили вина и пошли в кафе пить пиво. Оно здесь дорогое, но все равно приятно. В одном кафе было скучно, а в другом играла почти живая музыка и я даже (опять таки впервые в жизни) танцевала «лезгинку». И еще мы обнаружили, что ночью купаться голышем намного интереснее…

/Машка/

25 августа (пятница, как выяснилось гораздо позже).

День начался с того, что мы до упора провалялись в палатках (это ведь так лень вставать, разводить огонь). Сегодня решили дойти до Мамедовой щели (говорят, там красиво).
Как прошло время до 3-х часов дня никто (судя по произведенным соцопросам) не помнит. Когда днем ливанул дождь, мы (особые активисты — я, Леха и Наська — т.е. наша текущая палатка) ломанулись под крышу (2 этаж базы проката) и решили его там переждать (да, кстати: мы уже собрались и вещи кинули во вторую палатку, поэтому Лечик (Андрюха — сторож) пошла с нами). Просто так стоять под крышей оказалось скучно, и мы пошли за вином в «медицинских целях» — в результате соблазнили на него Лешку и наелись булочек с кефиром.
Дальше идет единственная и последняя запись Лехи: МАШКА И НАСТЬКА ВРАГИ!!! (поймаю убью (не дают мне жить) L)
Потом опять сидели под крышей, куда не выдержав одиночества, прибежал Андрей. Еще одно состояние кайфа: купание в больших волнах, почти при шторме. Далее игра на гитаре под той же крышей: и как мы не охрипли? В общем, в горы мы ушли около 6-ти вечера… Темнота застала нас на шоссе (и почему оно такое извилистое?), на котором у какого-то мужика мы спросили про удобную стоянку и были посланы на достаточно хорошую поляну. Правда он обещал придти послушать гитару и мы весь вечер ждали гостей… В итоге мы весь вечер играли в мафию (меня убивали все время самой первой, так поорать и не дали!) — впятером, при одном их них ведущим очень неудобно; потом переключились на «крокодила», запомнились «птеродактиль», «места для пассажиров с детьми и инвалидов», «хочу все и сразу», «я не люблю когда мне врут» и «муму жива». Боялись всего вокруг; Наська при страшных звуках прыгала мне на руки. Тяжеленная! Заснули быстро, наверное от страха (выдвигались теории, что нас сюда заманили, чтобы убить, ограбить…). Но спали крепко и долго.

/Mашка/

26 августа.
Утро застало нас между Аше и Мамедовой щелью — целью нашего сегодняшнего путешествия. Классное утро. Просыпаюсь и чувствую, что хорошо выспался. Позади остались все сомнения на счет стоянки, ведь накануне вечером именно эту стоянку подсказал нам незнакомый мужчина (говорил, что охотник, интересно не за людскими ли скальпами…). Кто знает, что можно ожидать от местного жителя, который к тому же напросился к нам вечером послушать гитару.
Проснувшись, вижу рядом что-то большое, свернувшееся калачиком — бужу — мычит, еще раз бужу — опять мычит. Вот, что значит человеческая натура — сам проснулся, значит и другим надо вставать.
Зашил соседям молнию на палатке и со спокойной совестью пошел умываться. Возвращаюсь я обратно, иду, понимаешь, цветочки нюхаю и вижу преспокойно сидящую Настю на солнышке. На вопрос как спалось? как вылезалось? слышу совершенно спокойные ответы, что все в порядке. И тут я сел в калошу. Оказалось, что надо было зашивать обе молнии, тогда как я зашил одну, посчитав другую неисправной. Несмотря на сей казус я обрел в лице Насти сообщника и она с успехом зашила вторую молнию. Но этим все не кончилось. Видя как беззаботно спит Ленчик мы привязали ей к руке гремящий котелок, на что она совершенно спокойно, особо не возмущаясь, через некоторое время развязала веревку и завалилась снова спать (обыдно да?!).
Ну вот наконец и завтрак — греча, кому с солью, кому с сахаром, а кому и с солью и с сахаром и с травкой и прямо в постель.
У Насти почему-то пропала кружка?!?! У Леши ложка. Ну, в общем все в порядке J Итак, закончив утреннюю трапезу, немножко поразлагавшись, наши юные сурки отправились снова в путь. Шли около часа до самого Мамедова ущелья. Дорога постоянно в горку, очень сильно петляет. Перед нами сменяются один за другим прекрасные виды. Частые горные обнажения обнаруживают вертикальную складчатость, уходящую к самому пику гор.
Зеленая растительность освещенная солнцем, голубое бездонное море, большие перепады высот — все это производит неизгладимое впечатление и помогает идти. И вот первый указатель — Сочинский национальный парк. Идем вверх по речке Мамедке. Слева по дороге высеченная из дерева баба Яга и спуск вниз к речке. Еще полчаса ходу и мы у «дома чая». Здесь мы смотрим схему расположения водопадов и покупаем входные билеты , там есть что посмотреть. Долина V — образной формы образует грот под названием «Пронеси Господи». Выше грота расположен «Белый зал» — c очень крутыми и белыми стенками каньон. Здесь же впадает ручей, который несет свои воды через каскад водопадов: «Мамедова голова» и три водопада «Молодости, счастья и любви». Успев посмотреть «белый зал» и вдп. «Мамедова голова» мы встали лагерем высоко над речкой на небольшой полянке. Место казалось уютным, вокруг много деревьев с лианами. Но, как выяснилось позже, оно оказалось не столь спокойным. Вечером лес просто изобиловал всякими шорохами, криками, шагами, треском и тому подобных звуков, которые выводят из равновесия даже таких бравых сурков как Маша. Но вот окончен бал, окончен вечер и у костра остались только я и Лена. При догорающем костре поиграли в карты и легли спать. Все, спать!
Вписка несколько не в тему, но я давно собиралась написать историю болезни группы (сначала имелась в виду только психика, а теперь придется описывать и физическое сотояние).
Наська: болезнь такая же как и всегда. Время показывает, что лечить ее уже поздно. Больные зоны: ноги (стерты шлепками), попа (охлаждается купальником, посему вечно мокрая, но теплая) — практически здорова, мозг (полностью отсутствует, восстановлению не подлежит). Отсутствием головного мозга пытается заразить окружающих (успешно!). Хотя при этом активно настаивает, что таковой у нее имеется и имеет объем менее 50 см3 (цитирую: «как у меня в голове может поместиться полметра?!»). Что ж, зато очень самокритично. Вдобавок режется зуб мудрости.
Ленчик: Может спать где угодно, как угодно и сколько угодно. Правда, от кашля и головной боли, иммунитета это не дает. Страдает манией преследования: пытается скрыться от остальных членов группы в больших городах. Также страдает клиптоманией (кот., возможно, лечиться клаустрофобией) — некоторые кафе были опущены на ложки. Стоит добавить, что в нашей группе эта болезнь развивается не только у нее.
Андрюха: обгорел. Остальные болезни специфические: шипит шлепанцами и разбрасывает их где ни попадя, любит прятать чужие личные вещи и зашивать спящих людей в палатке. Появились отвращение к вину (это болезнь!) и словесный понос (см. предыдущие страницы — а сначала говорил, что читать не умеет!).
Леха: на данный момент самый интересный объект для изучения. Если мальчик не встает, Не играет в мячик, Спит все сутки напролет — Это дохлый мальчик.
В первые сутки поездки он шутил и смеялся, во вторые — просто замолчал, а на третьи у него снова прорезался голос — начал ворчать и ныть: «хочу к маме», «уйду я от вас». Но через 2000 км. понял, что уйти не получиться и монолог изменил: «и не надейтесь!». Страдает сонной болезнью, обгорел (до сих пор шею ощипываем!), заработал манию щекотания (с помощью соседей по палатке), простудился (температура, голова, чих), заполучил расстройство желудка (и вообще замолчал). Улыбнулся лишь когда узнал, что едем домой (улыбка исчезла при сообщении о третьей полке). Сейчас уже ожил и, хотя все еще не ест, опять заулыбался и запел любимое «уйду я от вас»!. Специфические симптомы: вино не пьет (это ж как надо было упиться, чтобы совсем бросить?), в море не купается (это ж как надо было утонуть…?), кукурузу не ест (это ж как…?), медуз не любит (т.к. ни разу не видел).
Все, цитирую Леху: «сгинь, противная!».
Итак, симптомы: прогрессирующее усыхание важнейших частей головного мозга (либо инфекционное, либо от южного солнышка), еще более прогрессирующее разбухание нервной системы (очевидно от дождя). Болезнь быстро прогрессирует и усугубляется острой инфекционной клиптоманией, от которой не помогает даже клаустрофобия. Обострение наступает обычно в кафе. Раздражителем, как правило, служат ложки и другие блестящие вещи (симптом сорокомании). Причем, болезнь сопровождается навязчивыми идеями, что у некого Майка дома нет ложек (слава богу у него есть кровати, стулья, столы и холодильники). Также болезнь сопровождается нервными припадками неадекватного садистского желания щекотать отдельные безобидные особи. Вечером, в палатке, на почве клаустрофобии наблюдаются длительные приступы словесного поноса. Диагноз: науке не известен. Лечение: медикаментозному лечению не поддается, психологическим внушениям также (как и вообще психоанализу). Рекомендуется срочная изоляция от общества пока болезнь не достигла апофигея.

/Старшая помошница младшей медсестры Настя/

27 августа.
Ночью шел дождь. Палатка намокла, а т.к. заснули поздно, то решили еще немного поваляться (под умным предлогом просушки палатки). А еще, помня о том, как разводится костер, ребята напрочь отказались разводить его опять (и спички плохие, и дрова не горят, и пилы нет, и вообще…).
Решили пойти к входу в парк (где билеты покупали) и там поесть, но пока собирались ливануло с новой силой и мы опять расползлись (быстро) по палаткам. Как скользят мои кроссовки!!! Надо было брать турботы. Лесник говорил, что если пройдет сильный дождь, то тропу размоет и нам будет не уйти: я ему верю.
Во время дождя (а шел он до 15 часов), наша палатка питалась сухими макаронами, потом прибежала Машка и попыталась похитить у нас весь мешок, но после кратких переговоров согласилась на три пригорошни. . Позже, когда дождь кончился, было решено все же уходить, по пути заглянув на водопады «Счастья, Молодости и Любви» (Красиво. Наська там купалась, а я окончательно промочила кросы).
Потом мы разделились — Андрей (т.к. уже видел) и Леша (т.к. ему пофиг) пошли верхней тропой, скользя на камнях, корнях и глине, а мы с девчонками пошли смотреть грот (по нижней тропе)
К выходу пришли почти одновременно и … нас постигло страшное разочарование — дождь отпугнул посетителей и на выходе не приготовили ничего вкусного — ни шашлыков, ни блинов. Ничего, даже кукурузы. Всем досталось по три холодных блина и по чаю.
Пошли на Лазаревку (от туда доедем до Аше, переночуем и доедем до Сочи). По дороге посмотрели на дольмен, так, ничего особого.
Еще по дороге (на шоссе) Машке приспичило к ежам и она присела на виду у всей турбазы (там наверно люди с биноклями бегали J) на склоне крутизной примерно 60 градусов среди колючек. Купили вина, нарвали инжира.
А еще в Мамаевой щели у меня сели батарейки в фотоаппарате. Пришлось купить в Лазаревке. Поели в какой-то кафешке. Вкусный бисквит. В Аше приехали около 1 ч ночи, поставили палатки. Я прикрепила все штормовые оттяжки (как оказалось не зря) и завалились спать.
Что-то не нравиться мне небо…

/Лена/

28 августа.
К сожалению на моей палатке оттяжки уже ничему помочь не могли. Именно в ту ночь у нас полностью сформировалась фраза, ставшая коронной на оставшиеся дни: «не спи — утонешь!» К тому, что палатка протекает сверху, я уже привыкла, к тому, что подмокает снизу — тоже. Но, чтобы сверху лились ручейки (этакие маленькие аналоги тех, что в Мамедовом ущелье, только почему-то те вдохновляли меня больше) воду которых отлично впитывали спальники и не пропускали вниз пенки — о таком я и мечтать не смела!
Была буря. Ночью я просыпалась от того, что казалось, что палатка вот-вот на нас рухнет. Потом то ли привыкла, то ли смирилась и заснула дальше. А вот утреннее пробуждение было поистине чудесным… Наська лежала ближе к выходу (самая ненадежная из всех остальных ненадежных частей нашего крова), поэтому «поплыла» первой. Леха отстал от нее ненадолго, т.к. спал с подветренной стороны (т.е самой дождевой) стороны. Когда я проснулась, на меня еще не лилось и не затопляло, зато оба других обитателя сидели на моей пенке (и спальнике и мне!!! Причем оба не первой сухости!!!), заворачивая ее внутрь (от озера в палатке), хотя тут и так уже места не было, называя меня островом. Полностью я проснулась от самого крайнего обнагления Наськи: она сидела прямо на мне, поджав ноги, а воды «палаточного озера» уже плескались у меня в ногах прямо в спальнике.
Не выдержав такого буйства природы, с криком: «Мы люди не местные», мы ринулись к соседней палатке (не зря же Ленчик хвасталась своими оттяжками!?), которая, слава богу, была сухая.
В итоге, у меня оказались только три не мокрые вещи: носки шерстяные — одна пара, тельняшка и флиска — по одной штуке. В чем я и гостила у Ленчика. После (дождь, однако, так и не кончился) поели в столовой и щелкали фундук в палатке (опять-таки не в моей!). Лешка до столовой не дошел, боясь промочить ноги, в результате чего и заболел, лежа прямо в Андрюхином спальнике.
Днем решили все-таки поехать в Сочи (варианты обсуждались еще вчера), поэтому, дабы успеть на электричку, собрались в рекордно короткое время. Негатив: все шмотки мокрые, с рюкзаков (у нашей «водной» троицы) капает, болит горло, насморк. Позитив: мы с Наськой успеваем-таки купить в Аше вино (другие так и уехали пустые). Лешке плохо: плюс к простуде заболел живот (это относится к негативу).
После сна в электричке, Сочи нас радует: солнце. Появилась надежда высушить мокрые вещи, посему и ищем городской пляж (чертовски далеко от вокзала). Красивый город, рассчитанный на туристов («веселый город», город-отдых): зимой, наверное, там уныло. Сфотографироваться хочется везде, поэтому выбираем дракончика у сада российско-японской дружбы. Ленчик не хочет нас фотографировать, т.к. хочет сфотографироваться с нами. Не дослушав, бзикует и убегает. Пока одна половина группы ее ждет у этого пресловутого дракончика, а другая ищет по всему городу, солнце уходит за горизонт и наши вещи едут в Питер мокрыми.
Под вечер купаемся (опять-таки я и Наська) при шторме — я и не знала, что качаться на волнах так здорово!
Уже по темноте топаем обратно на вокзал, чтобы сдать вещи и посмотреть город. Но гулять пошли только Наська, Лена и Андрюха — я (т.к. нет денег ни на пиво, ни на камеру хранения) и Лешка (живот, понос, еще жив — интересно, что с ним?) остаемся с вещами на вокзале. Как они (ребята) гуляли, если захотят, опишут сами, знаю только, что некое кафе славного города Сочи лишилось чайной ложки (Ленчик, кто же еще?!).
В пять часов утра решаем ехать до Туапсе, и вообще добираться до дому, т.к. здесь нам уже больше ничего не светит (ни солнце, ни возможная просушка, ни, хотя бы, элементарное прекращение дождя) — одолевают простуда и жалостливое, измученное лицо Лешки. Что мы и делаем, пытаясь не уснуть, пока идем до электрички, где и вырубаемся.

/Маша/

29 августа.
Да, в общем-то, уже 29-е. Ночь. А ночи в городе Сочи, как известно, славятся своей темнотой. Но, выяснилось, что в Сочи ночью (извиняюсь за тавтологию) помимо тьмы непроглядной есть еще много потрясающих вещей. Удивительный город. И днем, кстати, тоже. За несколько часов, что я тут нахожусь, у меня сложилось впечатление, что я попала в сказку (не потому что чем дальше тем страшнее).
Но всё-таки некоторое время мы сидим на вполне не сказочном вокзале и решаем, как нам жить дальше. Я, Ленчик и Андрей хотим оставить вещи в камере хранения и спокойно погулять по городу. Машка не эту самую камеру жмотиться. Лешке похоже уже вообще не до этого (но мы, кстати, об этом еще не знаем). Тут у нас возникает важное разногласие: мы (те кто хотят погулять по Сочи) считаем, что если мы сдадим вещи, то на сутки, и задержимся еще на денек другой, а Машка с Лешкой ни за что не хотят оставаться (тяжело жить с занудами!). В итоге я с ними обоими чуть не разругиваюсь, все их аргументы мне кажутся на редкость неубедительными. А у меня есть самый убедительный на свете аргумент: «Я еще не загорела и не накупалась» и ещё один: «хочу фотку с пальмами, мать вашу!». В конце концов мы решаем, что «утро вечера мудренее» и, к сожалению, мудренее оно оказалось не в нашу пользу. Но об этом потом.
Итак, Сочи ночью. Где-то около полуночи наиболее активная на тот момент часть группы в составе Андрюхи, Ленки и меня, родимой, покидают оставшихся зануд. Сочи, как много в этом звуке для сердца русского слилось!
Продираясь сквозь заросли пальм, которые в темноте кажутся чем-то фантастическим, мы держим путь в сторону таинственного белого здания (не подумайте, что туалета). Это что-то освещенное со всех сторон, окруженное богатой тропической растительностью и имеющее острый золотистый шпиль. Надеюсь, эта штука, несмотря на прогнозы какого-то повстречавшегося нам фотографа-советчика-любителя, получится на фотографии. Цель достигнута. Куда теперь? Ну конечно в кафе, конечно к морю и, конечно, в центр. Ну кто бы на нашем месте решил бы по другому?
По пути хотели сфотографировать карусели, удивительное зрелище: разноцветные огоньки, все мерцает и переливается, люди веселятся как могут, экспериментируя над своей персоной с помощью различных аттракционов. Настоящий маленький Лас-Вегас (не потому что там в рулетку играют). Но увы и ах, пока мы тормозили, как всегда все закрылось. Ну не очень-то было и надо. Теперь точно в кафе. Только сначала в туалет, блин, может не поверят, в пальмы. Круто, мне понравилось. Питерский ботанический сад явно используется не по назначению. Наконец-то уютная кафешка на самом берегу моря, шум прибоя, живая музыка (исполняется с переменным успехом, но, вообще-то, не плохо). У меня «сибирская корона» у Ленки с Андрюхой чай, чебурек и ложечка (special for Lena). Но хорошенького понемножку, пора к нашим «соням». Чёрт, что за наваждение, стоило выйти из под спасительных зонтиков кафе, как хлынул нехилый дождь.
Но во всём надо видеть хорошее — когда еще удастся под пальмами от дождя попрятаться. Короткими перебежками продвигаемся к вокзалу. Ленчик считает крыши, которые теоретически могли бы послужить нашим укрытием. В конце концов немного промокшие, но очень довольные добираемся до наших. На наши восторженные восклицания о ночном Сочи они отвечают: «зато к вам мент не приставал» и продолжают дальше. Это бесполезное занятие — спать. Мы вообще-то тоже моментально отрубаемся. Вот и всё. Эта была наша последняя ночь на море. А жаль. Надеюсь она была последней в этом году, а не в жизни.

/Настя/

29, 30, 31 августа и 1 сентября
Пишу много времени спустя поэтому отмечу самые запомнившиеся моменты. Накануне перед ночной прогулкой в Сочи ещё были мысли остаться на какое-то время, была надежда на хорошую погоду. Но увы, этим надеждам не суждено было сбыться, дождь лил вот уже три дня и, очевидно, не собирался прекращаться. По сему мы решили незамедлительно ехать домой. Доехали на электричке до Туапсе откуда, купив билеты за 60 рублей на автобус, доехали до Краснодара. Тут надо сказать, что в этот период уехать с юга не так-то просто — желающих слишком много. Поэтому билетов нет аж на ближайшие несколько суток в сторону Москвы.
В Краснодаре взяли билеты по стольнику с лишним на третью полку плацкарта до Москвы. К моему удивлению почти все третьи полки были забиты в вагоне, а ведь это дополнительный поезд, пущенный МПС! Третья полка это я Вам скажу что-то — не разогнуться ни потянуться, короче жизнь в лежачем положении. Слава богу добрые люди уступили нам несколько сидячих мест и стол, так что доехали не так уж плохо. Лёхе совсем стало плохо. Какая-то дама узрев Лёху накормила его макаронами, после чего он окончательно скрылся в туалете. Итак, ехали ночь 29-го, 30-го и 31-гo в пять тридцать утра мы на вокзале (не помню каком). Оттуда быстренько на электричку с Ленинградского вокзала и домой. Но получилось не так быстро как хотелось, как назло, именно в это время ремонтировались пути и многие электрички были отменены. Успели посмотреть Тверь и даже нашли Волгу (Маша! Где Волга?!). У меня появились целых две сестры (Маша и Настя). Доехали до Малой Вишеры и здесь застряли на ночь. Это была, пожалуй, самая противная ночка, так как на вокзальчике присутствовали исключительно одни бомжи и какие-то подозрительные личности. Добыли кипяток и поели пюре, причём при добывании воды чуть не уехала моя кружка. Первого сентября мы в городе. Вот и всё.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: